Артемис.
Я это я. Ты это ты.
Ответственность-хуетственность.
Все, чего я сейчас хочу - закрыть магазин и уйти погулять на пару часиков. Мысленно послать нахер всех потенциальных клиентов, и постоянных тоже. И молочку тоже нахер послать.
Я хочу курить и выдыхать потенциально вредный дым в холодный воздух осени, который, в общем-то, тоже потенциально опасен. Дым - для легких. Воздух - для головы.
Я все чаще прижимаю ладони к лицу и думаю, почему я не делаю что-то нужное. Например, почему я не встану и не закрою дверь, которая открывается у меня на глазах. Почему не сделаю интересное мне полезным мне же. Нет, я просто прижимаю холодные ладони к горячему лицу.
Почему я брожу по своей плоскости, а с плоскостью моего лучшего друга меня соединяет гребаная лестница и очень редко, но мы совершенно не понимаем друг друга.

Не знаю, как у остальных, но Пятый из Семи Смертных Грехов Человечества стал для меня каким-то говорящим, блин. Я ведь реально дохренища сдержанный человек в плане негативных эмоций. Но вот оно накапливается, сдерживается, а я потом хамлю людям и дерусь в маршрутках.
Правда, после этого наступает момент, когда я хочу, чтобы меня закутали в одеяло, напоили горячим молоком, обняли и рассказывали какие-нибудь истории. Но меня не закутывают в одеяло и не обнимают. И я, блин, одел долбаный пиджак сегодня, так что даже в свой любимый кардиган я сам себя завернуть не могу.
Жопа по всем фронтам.
Рука до сих пор ужасно болит, когда я пытаюсь ее хоть как-то напрячь. Надеюсь, травмотология работает после восьми. А то еще гипса для полного счастья мне не хватало.

Мне бы нужно снова наведаться к врачу только для того, чтобы спросить, как называется одна херня, которая, слава богу, ко мне никакого отношения не имеет.

Я перечитываю Стивена Чбоски, на календаре третий месяц моей осени, у меня все хорошо.