Артемис.
Я это я. Ты это ты.
Интересно, с каких пор этот человек может так же спокойно разгуливать в моей голове, абсолютно независимо от меня?
То есть он ходит, говорит, возмущается. Протискивается между Миры и Джихеком, вешается на Чанеля, который его впервые в жизни видит и недовольным тоном говорит о том, что как ты можешь писать о ком-то другом, женщина, ведь сейчас вся твоя голова забита мной? А я просто стою, разинув рот от такой наглости, и вообще не понимаю, что происходит.